8 (343) 319-96-72
Daopcion Напишите нам

Детективное агентство «Опцион»

От силы доброта, от слабости агрессия

Лицензия Управление Росгвардии по Свердловской области №000393 от 12.03.18

Об агенстве

Купил «кота в мешке» - авто с тёмным прошлым, имеешь право отказаться от исполнения договора.

10.10.2019 > Юридические услуги

Истец, гражданин О., дистанционным способом посредством интернет-сайта на торговой площадке «СагРпсе» 21 октября 2017 г. заключил договор купли-продажи автомобиля марки «Ауди А6» _____года выпуска с ООО «Селаникар», оплатил стоимость транспортного средства в размере 1 106 000 руб., оплатил его доставку из Нижнего Новгорода, где автомобиль находился, в г. Москву в размере 4 100 руб., 21 октября 2017 г. по акту приема-передачи автомобиль получил автомобиль.

В Договоре указано, что автомобиль является бывшим в употреблении, гарантийный срок на него истек и продавцом не предоставляется, о чем покупателю известно, и он с этим согласен. Автомобиль является подержанным, имеет значительный пробег, соответственно у автомобиля имеется эксплуатационный износ, который предполагает возможность возникновения недостатков. Ответственность за скрытые недостатки, обнаруженные после передачи ТС, продавец не несет. Любые дальнейшие претензии, связанные с предоставлением продавцом каких-либо гарантий на ТС могут предъявляться покупателем и рассматриваться продавцом исключительно в рамках Правил рассмотрения претензий, но не более. С Правилами рассмотрения претензий покупатель ознакомлен. Экземпляр Правил рассмотрения претензий покупателем получен на руки.Продавцом дана гарантия того, что автомобиль не эксплуатировался в качестве такси, не участвовал в дорожно- транспортных происшествиях, свободен от прав третьих лиц и под арестом не состоит.

Согласно представленной истцом распечатке с интернет-сайта, содержание которой ответчиком не оспаривалось, в описании автомобиля

продавцом в том числе указаны сведения: «Данные об участии в ДТП отсутствуют», «Данные об использовании ТС в такси и об участии в ДТП

отсутствуют».

Ссылаясь на то, что информация о товаре оказалась недостоверной, истец обратился к продавцу с требованием расторгнуть договор и вернуть

денежные средства, а 24 ноября 2017 г. сдал автомобиль вместе с ключами и документами на склад ООО «Селаникар», однако денежные средства ему не возвращены, на его претензию продавец ответил отказом.

Истец предъявил в суд исковое заявление с требованиями о взыскании уплаченных за него денежных средств в размере 1 106 000 руб., а также неустойки, рассчитанной на основании положений части 1 статьи 23 Закона Российской Федерации от 7 февраля 1992 г. № 2300-1 «О защите прав

потребителя» (далее - Закон о защите прав потребителей), компенсации морального вреда в размере 5 000 руб., штрафа и судебных расходов.

Отказывая в удовлетворении иска, суд первой инстанции сослался на то, что при покупке автомобиля истец был осведомлен о том, что автомобиль

был в употреблении, имеет значительный пробег, гарантийный срок на него истек и

продавцом не предоставлялся, а следовательно, продавец не несет ответственности за скрытые недостатки, обнаруженные после передачи автомобиля.

Оставляя решение суда без изменения, судебная коллегия по гражданским делам Московского городского суда дополнительно указала,

что в момент совершения сделки автомобиль каких-либо обременении не имел, равно как не имел их и на момент вынесения решения судом первой

инстанции. Представленные истцом сведения о запрете, наложенном судебным приставом-исполнителем 21 ноября 2017 г., судами оценены критически, со ссылкой на отсутствие данных о марке и модели автомобиля, а так же об источнике и дате происхождения представленной истцом распечатки.

Верховный суд РФ решения отменил, отправил на пересмотр, и указал

В обоснование требований к продавцу истец представлял сведения о том, что на данный автомобиль выдавалось разрешение на перевозку

пассажиров и багажа легковым такси на территории Республики Татарстан с 15 ноября по 21 июня 2017 г., автомобиль участвовал в дорожно-

транспортном происшествии 10 января 2017 г, а с 21 ноября 2017 г. судебным приставом-исполнителем в отношении него был наложен запрет на

совершение регистрационных действий по исполнительному производству от 5 июля 2016 года.

24 ноября 2017 г. истец сдал автомобиль вместе с ключами и документами на склад ООО «Селаникар», подписав в одностороннем порядке заявление об отказе от автомобиля, соглашение о расторжении договора купли-продажи и акт приема передачи транспортного средства продавцу. Ответчиком денежные средства ему не возвращены, на претензию, направленную им в адрес ООО «Селаникар» 8 декабря 2017 г., продавец ответил отказом.

ООО «Селаникар» является организацией, осуществляющей торговлю автомобилями.

Истец указывал, что, несмотря на наложение запрета на совершение регистрационных действий после заключения договора купли-продажи,

правопритязания третьих лиц возникли, а исполнительное производство возбуждено, до продажи ему автомобиля.

Ответчик ссылался на то, что истец приобретал автомобиль не для личных нужд, а для предпринимательской деятельности, поскольку до этого

приобрел еще несколько автомобилей.

Согласно статье 431.2 ГК РФ сторона, которая при заключении договора либо до или после его заключения дала другой стороне недостоверные заверения об обстоятельствах, имеющих значение для заключения договора, его исполнения или прекращения (в том числе относящихся к предмету

договора, полномочиям на его заключение, соответствию договора применимому к нему праву, наличию необходимых лицензий и разрешений,

своему финансовому состоянию либо относящихся к третьему лицу), обязана возместить другой стороне по ее требованию убытки, причиненные

недостоверностью таких заверений, или уплатить предусмотренную договором неустойку.

Предусмотренная названной статьей ответственность наступает, если сторона,

предоставившая недостоверные заверения, исходила из того, что

другая сторона будет полагаться на них, или имела разумные основания исходить из такого предположения (пункт 1).

Сторона, полагавшаяся на недостоверные заверения контрагента, имеющие для нее существенное значение, наряду с требованием о

возмещении убытков или взыскании неустойки также вправе отказаться от договора, если иное не предусмотрено соглашением сторон (пункт 2).

В соответствии с правовой позицией, изложенной в пункте 34 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 25

декабря 2018 г. № 49 «О некоторых вопросах применения общих положений Гражданского кодекса Российской Федерации о заключении и толковании

договора», в силу пункта 1 статьи 431.2 Гражданского кодекса Российской Федерации сторона договора вправе явно и недвусмысленно заверить другую сторону об обстоятельствах, как связанных, так и не связанных непосредственно с предметом договора, но имеющих значение для заключения договора, его исполнения или прекращения, и тем самым принять на себя ответственность за соответствие заверения действительности дополнительно к ответственности, установленной законом или вытекающей из существа законодательного регулирования соответствующего вида

обязательств.

Исходя из приведенных доводов и возражений сторон, а также норм материального права, подлежащих применению, суду в соответствии с указанными выше требованиями процессуального закона следовало определить в качестве имеющих значение обстоятельств и дать оценку тому,

распространяются ли на правоотношения сторон положения Закона о защите прав потребителей, предоставлена ли продавцом надлежащая и достоверная информация об автомобиле, действовал ли при этом продавец добросовестно, давались ли продавцом заверения о неучастии автомобиля в ДТП и неиспользовании его в качестве такси, налагался ли в отношении автомобиля запрет судебным приставом-исполнителем, если да то в связи с чем, имел ли данный запрет какие-либо последствия для покупателя.

Между тем требования процессуального закона судебными инстанциями не выполнены, имеющие значение доводы сторон и обстоятельства дела судами не обсуждены и оценка им не дана. Вместо этого суд сослался фактически лишь на то, что при продаже бывшего в употреблении автомобиля с большим пробегом продавец не несет ответственности за скрытые недостатки. Между тем скрытые недостатки не были основанием иска по настоящему делу, в то время как по указанному истцом основанию судом спор фактически не разрешен.

По материалам Верховного суда РФ http://vsrf.ru/stor_pdf.php?id=1804772